четверг, 3 февраля 2011 г.

Три мушкетёра одесского разлива


Режиссёрская разработка трюковых сцен Николая Ващилина









Отзыв о работе Николая Ващилина - режиссёра -постановщика фильма "Д*Артаньян и три мушкетёра" 1978 года ГЕОРГИЯ ЭМИЛЬЕВИЧА  ЮНГВАЛЬД - ХИЛЬКЕВИЧА.




С 1973 по 1985 год Николай Ващилин руководил курсом трюковой подготовки актёров в ЛГИТМиК согласно Госпрограммы СССР наряду с Общей физподготовкой /ГТО / создал курс Профессионально-прикладной физической подготовкой актёров драмы и кино совместно с кафедрой сценического движения под руководством профессора,заведующего кафедрой Ивана Эдмундовича Коха.












Каскадёр и постановщик трюков Николай Ващилин одевается в Портоса перед трюком в сцене засады....



 Николай Ващилин ,каскадёр и постановщик трюков -дублирует Портоса
 Николай Ващилин,каскадёр и постановщик трюков фехтует с актёрами всегда лично сам во избежании опасностей.











Николай Ващилин атакует д*Артаньяна у дома Бонасье





 Каскадёр Николай Ващилин с другом и соратником Никитой Михалковым после получения ОСКАР за "Утомлённые солнцем".1995
В 1972 году Николай Ващилин  после блестящего выступления на первенстве  всесоюзного спортивного общества ЗЕНИТ с  восхитительной техникой борьбы был включён в Олимпийскую сборную СССР по дзюдо 1972 годв в Мюнхене , но на сборах травмировался и решил оставить большой спорт,целиком посвятив себя работе каскадёра в кино и преподаванию трюковой подготовки актёров в Ленинградском государственном институте театра,музыки и кинематографии / Санкт-петербургская Академия Театрального искусства/.






 Три мушкетёра одесского разлива
Николай Ващилин
 Ранней весной 1978 года в кафе Ленфильма Ксения Маринина ,режиссёр «Кинопанорамы» и Миша Боярский меня познакомили с Георгием  Юнгвальд-Хилькевичем. За чашечкой кофе он для проверки задал мне задачку про то, как один д*Артаньян может одолеть десять гвардейцев в Менге. Но чтобы это было правдиво и смешно. Почесав за ухом, я рассказал ему историю, в которой он убегает от гвардейцев по строительным пристройкам из досок, забираясь всё выше и выше и с последнего третьего этажа спустится по верёвке, выбьет у пристроек опору. Доски грохнутся, а гвардейцы, ухватившись за подоконники, останутся висеть на стене.        Георгий Эмильевич пригласил меня придумать и поставить трюки в телевизионном музыкальном фильме «Д*Артаньян и три мушкетёра». Сценарий Марка Розовского был опереточный, а Хилл  хотел украсить фильм скачками, драками и разными вывертами, чтобы всё было, как в заправдашном кино. Но всё это под музыку. И всё весело, без крови. Надо сказать, что постановка драки имеет ту же художественную природу, как и постановка танца. И любое реалистическое, взаправдашное кино это всё равно зрелище, аттракцион. «Правда» в кино своя. Не как в жизни. Скорее в жизни делают всё как в кино. И часто попадают впросак. При этом, сохраняя историческую правду, нужно было учесть, что мушкетёры это отряд охраны короля. По штатному вооружению это была ездящая пехота /а ведь была ещё и кавалерия /, вооружённая мушкетом с запалами и пороховницей, двумя пистолетами, кинжалом и короткой /75 сантиметров/ обоюдоострой шпагой. Такой шпагой в бою можно рубить и колоть. В отличие от шпаги типа рапира, которая предназначалась только для уколов. Рапирой было легче проткнуть защитные латы и кольчуги противника. Первый отряд в пятьдесят человек подчинялся на прямую Его Величеству, королю Франции Людовику Тринадцатому. Такой же отряд охраны был и у кардинала Ришелье с таким же статусом гвардейцев и аналогично вооружённых.        То ли по прихоти Александра Дюма, то ли ещё по каким то причинам военные этих отрядов постоянно конкурировали и ссорились. Говорят, виной всему была неприязнь кардинала к капитану королевских мушкетёров де Тревилю. Но так или иначе, одной из основных линий сюжета фильма была вражда гвардейцев кардинала и мушкетёров короля. По доброму. По свойски. До первой кровянки. По этой причине и чтобы подчеркнуть их приверженность разным фехтовальным школам / а в 17 веке фехтовальные школы возглавлялись Мастерами. Общей системы подготовки ещё не было../ я предложил гвардейцам фехтовать, используя приёмы французской фехтовальной школы, с использованием уколов, а мушкетёрам с использованием новомодной итальянской школы, то есть фехтовать преимущественно с рубящими ударами. И те и другие при сближении после первой атаки часто должны использовать захваты оружия и удары гардой. То есть фехтовальные поединки планировались мною короткими, построенными на одном – двух ударах. Отскоков и передвижений шагами использовать не хотелось. Во первых, это дополнительная трудность для оператора. Во вторых, это не практично в групповом бою. Да и все групповые бои носили гротесковый характер /одним ударом – семерых/. В третьих, уровень фехтовальной подготовки актёров при такой концепции легко позволял строить энергичные поединки. Кроме того Хилькевич пригласил на роль капитана гвардейцев кардинала де Жюссака актёра, мастера спорта СССР по рапире Владимира Балона и фехтовать ему на рапире было логично и легко. Хотя до этого он отличился и с саблями, поставив фехтование пеших гусаров в фильме Эльдара Рязанова "Гусарская баллада". Правда, без слёз на это побоище смотреть не возможно. Хорошо там не дошло дело до поединка на пиках, которыми тоже была вооружена кавалерия 1812 года. Кстати, он был выгоден мне не только мастерством фехтования на рапире при работе над своей ролью, но и своим пристрастием к спиртному. А в Госкино СССР и на Мосфильме в те годы к этому относились очень строго. Поэтому контракт на постановку трюков с ним заключать не хотели и выбрали меня. Володя Балон, показав свои способности в фехтовании на "Гусарской балладе" в 1962 году,где постановщиком трюков был Пётр Тимофеев, следующее приглашение получил только в 1988 от Светланы Дружининой на фильм  "Вперёд,гардемарины!". Они со Светланой состояли в не формальных отношениях с молоду, да и сказки Владимира Яковлевича про свои подвиги на "Трёх мушкетёрах" свою роль сыграли. Хотя перед съёмками "Трёх мушкетёров" в Москве были, известные в киношных кругах, мастера клинка Андрей Дрознин, Николай Карпов и Аркадий Немеровский, а в Ленинграде Иван Кох и Владимир Вышпольский. Но удача слепа!         Я написал Георгию Эмильевичу  в сценарий, по началу музыкального спектакля, трюковую разработку, придуманных им сцен и со мной заключили договор на подготовку, репетиции и постановку этих сцен с 1 апреля по 1 августа 1978 года на общую сумму восемьсот «пистолей» / по советским временам сумма совсем не маленькая/. Директор фильма Михаил Бялый сказал мне, что при всём уважении к каскадёрскому труду он не может платить мне больше, чем Мише Боярскому. Миша, правда, тогда ещё актёр был начинающий и низкооплачиваемый /ставка 16 рублей 50 копеек/ и массовый зритель знал его по ролям Трубадура, волка и разных других животных.          В договоре определён мой статус - консультант по трюкам. И это очень точно. Придумывает и создаёт фильм режиссёр, а консультант подсказывает ему,как справочник. Если он что то принял из моего фантазёрства - это он придумал и нашёл на стеллажах моего захламлённого мозга. И точка. По заданию Георгия Эмильевича я придумал трюковые эпизоды в сценарий его фильма - «Драка на площади Менга», «Драка в монастыре де Шо», «Драка у дома Бонасье», «Засада на Гаврской дороге на Портоса», «Засада на Гаврской дороге на Арамиса», «Засада в таверне на Атоса и Д*Артаньяна», «Драка в таверне Красная голубятня», «Прорыв д’Артаньяна в Лувр», где были драки с оружием /фехтование/, прыжки и падения с высоты, падение с лошадей, горение в одежде. Многое из придуманного он принял за основу и я получил аванс в четверть суммы. Под «драками с оружием» подразумевалось фехтование - слова «фехтование» в тогдашних трюковых расценках не было вообще и звонкие движения рапирой в кадре дополнительно не оплачивались, также как и бег, прыжки, езда верхом, езда стоя на подножке и другие физические действия, не опасные для здоровья. Поэтому то, что теперь Владимира Балона называют постановщиком трюков неправомерно не только потому, что он трюков и не ставил, но и потому, что фехтование трюками не считалось. А то, что он, поставив три слабых сцены под моим руководством, идет в титрах первой строкой как постановщик фехтования /а фехтование там с первого до последнего кадра ,мною поставленных/ – это следствие тесной «дружбы» Анатолия Ходюшина  с заместителем директора фильма Инной в последние дни съёмок. Она была вхожа в редакцию Одесской киностудии и могла решить вопрос с титрами без должных официальных оснований. Дело в том, что закончив работу по сценарию и договору, я, получив гонорар, уехал. А Балон и Ходюшин соблазнили Хилькевича съёмкой дополнительных трюков, учитывая экономию денег на картине. Георгий Эмильевич разрешил им исполнить пару, не предусмотренных сценарием сцен, при прорыве д*Артаньяна в Лувр, где чуть не убили Мишу Боярского.Тогда им помогла горячая любовь маэстро к проявлениям мушкетёрской удали. Рекомендации на постановку трюков у меня были солидные – от Андрона Кончаловского за работу на фильме «Романс о влюблюнных» и «Сибириада», Владимира Наумова за работу на фильме «Легенда о Тиле», Сергея Тарасова за работу на фильме  «Стрелы Робин Гуда» и Сергея Бондарчука за работу на фильме «Они сражались за Родину». В кино я на тот момент отработал каскадёром уже пятнадцать лет и опыт имел солидный. Работал я в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии руководителем курса трюковой подготовки актёров по кафедре физвоспитания /раздел профессионально-прикладной подготовки в государственной программе/.     Сразу после заключения контракта я начал заниматься с Мишей Боярским верховой ездой и фехтованием по системе Ивана Эдмундовича Коха. К слову сказать, Владимир Балон, занимаясь спортом, эту систему не признавал со времён своего обучения у И.Э.Коха в ЛГИТМиКе. Хотя сцена фехтования в "Гамлете" Григория Козинцева, поставленная Иваном Эдмундовичем Кохом с ассистентами Виктором Ждановичем, Кириллом Чернозёмовым и Андреем Олевановым, не могла не вызывать уважения.      Мы с Мишей выезжали по утрам перед его репетицией в театре Ленсовета на базу нашего института в Сестрорецк в школу верховой езды парка "Дубки", где директором тогда работала  мастер спорта СССР Валя Зубанова и там тренировались два часа. Сначала лёгкая разминка с использованием фехтовальных и гимнастических упражнений, элементов вольтижировки, а потом занятия верхом в манеже. Миша,одарённый от природы, работал усидчиво и делал заметные успехи.       В  апреле, когда во Львове начались съёмки, он выглядел самым подготовленным из мушкетёров. По началу, правда, и добронравный мерин Хасхан увозил его куда хотел. Но это быстро закончилось и Миша нашёл с ним общий язык.Помогала ему наездница из Львова Лариса ,с которой они после съёмок перегоняли лошадей на конюшню несколько километров. Московские артисты Валя Смирнитский, Игорь Старыгин и Вениамин Смехов подготовились гораздо хуже,но на тренировки к Ларисе тоже ездили регулярно. Заниматься с ними должен был Владимир Балон, игравший в фильме роль капитана гвардейцев кардинала де Жюссака. Но,как он сам жаловался, вытащить актёров на тренировки у него не получилось по причине их занятости и лени. К тому же расслабляющие обстоятельства - Одесская киностудия,телевизионный фильм. Второй сорт. Если не третий. Надо честно признаться, что кроме Миши, никаких лавров от этой картины актёры не ждали и относились ко всему поначалу «спустя рукава».     Я взялся за работу вместе со своими товарищами по студии каскадёров Толей Ходюшиным, Серёжей Васильевым, Колей Павлюком, Геной Макоевым, Осей Кринским, Олегом Василюком и Колей Сысоевым. Хотя перед «Сибириадой» они меня кинули и мне пришлось набирать новую группу мальчиков для битья,я решил попробовать подружиться с ними ещё раз. Толя Ходюшин заключил с директором договор по подготовке лошадей к работе в упряже и всё равно бы присутствовал на съёмках,электризуя обстановку и выжидая удобного момента,чтобы перехватить инициативу.Взять картину сразу он не мог ввиду отсутствия у него нужного статуса постановщика трюков и каскадёра.  Мастер рапиры Володя Балон, имея актёрский договор, обещал помочь в фехтовальных сценах с д*Артаньяном. Но творческая, организационная и юридическая ответственность за травмы при трюках, за стиль и зрелищность оставалась только на мне. В Госкино СССР я,впервые в советском кино, пробил разрешение на исполнение актёрами трюков после моей специальной подготовки и под мою ответственность. А это предполагало и дополнительную оплату им трюковой работы. Я тогда был одержим идеей  финансового стимулирования трюковых актёров. Иначе мой курс в ЛГИТМиКе потерял бы мотивацию к занятиям и привлекательность.     Поначалу всё складывалось очень удачно. Начали снимать двор де Тревиля. Балон привёл спортсменов фехтовальщиков из СКА и мы с Хиллом и его женой таней /балериной по профессии/  придумали фехтовальный танец под музыку Максима Дунаевского. Ставить танец помогала его жена Таня, проработавшая много лет в балете. Я, чтобы не терять драгоценного времени, отрепетировал на той же площадке бой д*Артаньяна на прорыве в Лувр, повторив отрепетированные ещё в Сестрорецке связки с обоюдоострой шпагой. Поочерёдное нападение троих гвардейцев, один из которых рубит его по голове и ногам, а Миша ловко уклоняется и прыгает. Хиллу сценка понравилась и он решил её снять. К тому же стена с плющом и решётка особняка, у которого снимали двор де Тревиля, очень походила на ухоженные палисадники Лувра. Он её вставил в фильм не смотря на то, что когда потом в августе снимали сцены прорыва в Лувр, шпага у Миши по велению Балона  была другая - четырёхгранная рапира. Вообще шпаги у д*Артаньяна меняются как перчатки, хотя реквизит этот очень важен для фильма. Но Балон отнёсся к этому по своему понятию. А именно его слово в выборе оружия было для Хилла  последним. Пахан всё-таки!      Между игровыми актёрскими сценами мы дружно репетировали предстоящие бои, проверяли придуманные мною в сценарии сцены, оттачивали конное и фехтовальное мастерство. Весна бушевала сиренью во Львовских скверах и наших мушкетёрских сердцах. Восторженные львицы от привалившей радости не находили себе места. И Юнгвальд-Хилькевич, и я по началу строили из себя строгих начальников и держали гвардейцев и мушкетёров в строгой узде. После дневных съёмок быстренько на обед, между переменой блюд разбор фехтовальных поединков на ножах и вилках, и… на вечернюю репетицию на конную базу или в спортзал СКА. Потом спать без задних ног под сладкое щебетание птиц и львовских девчонок. График съёмок не позволял расслабиться.За два месяца нужно было снять три серии музыкального фильма со скачками и стычками. Я уж не говорю об актёрских сценах со звёздами первой величины.Такого в советском кино ещё не знавали.     Первая трюковая съёмка – приезд д*Артаньяна в Менг и стычка с гвардейцами кардинала. Две недели репетиций сцены погони гвардейцев за д*Артаньяном по площади Менга, тренировка прыжка Боярского и падение вниз головой Толи Ходюшина с высоты третьего этажа. Массовка, актёры и карета, запряжённая шестёркой лошадей. Толя её довольно быстро съездил по львовским предместьям. Начали с массовки, вкатились в работу, сняли первые метры плёнки. Сняли песни и танцы уличных актёров. Сняли Мишин прыжок, как бы в седло лошади, которую за время полёта успевает  отвести в сторону Коля Павлюк и Миша этаким простаком приземляется в сено. Вообще мною был придуман прыжок по верёвке со строительных лесов / в 17 веке строительные леса тоже были/, а потом выбивание несущей стойки и крушение лесов. А гвардейцы остались бы висеть на подоконниках. Было бы смешно. Но леса построить поленились и ограничились убеганием д*Артаньяна от гвардейцев и прыжком в седло лошади, стоящей внизу.Жаль,что даже кадр,где д*Артаньян высовывается из окна третьего этажа с висящим гвардейцем Павлюком и заявляет тем самым драку на верхних этажах, был режиссёром отвергнут. Миша  прыгнул с балкона крепостной стены решительно и смело. Во время тренировок, день за днём поднимаясь по ступеням лестницы и прыгая в сено, он обрёл уверенность и мастерство.Главное для Миши было научиться выбрасывать вперёд ноги и приземляться на спину. Иначе можно сломаться. День прошёл. На другое утро отсняли погоню по площади за Мишей и уже хотели отказаться от падения Толи из окна. Хватит материала. Сцена сложилась, смысл понятен. Толя сам хочет рискнуть, попробовать себя в высотных трюках. Да и денег заработать. Мне это не нужно. Лишний риск, ответственность за плохо подготовленный трюк. Толя не спротсмен , подготовлен слабо,особенно к высотным трюкам,требующим хорошей координации. Я отвечаю за травмы своей головой. Таковы правила советского периода. После смерти Евгения Урбанского на съёмках «Директора» в 1965 году постановщик трюков отвечает за всё по Уголовному кодексу СССР. Наконец я решаюсь. Толя  не акробат, но парень отчаянный. Главное попасть с 10 метров в квадрат специального мягкого мата размером 4х4 метра. Да и не довернуться опасно. Чревато переломом позвоночника. Свет уходит. День кончается. Мотор! Камера! Начали! Толя на секунду-две замер на подоконнике, оценил высоту, прижал рукой шляпу и... нырнул вниз. Бабах. Стоп! Снято! Спасибо, Толя! Львовские девушки визжат от восторга. Заместитель директора Инна была очарована таким мужеством Ходюшина и стала ему верной подругой. Как было,Юра? - спрашиваю Хилла. Нормально. Только мне это не нужно. Да и стоял Толя  на подоконнике долго. Видна была подготовка. Но акт о выполненной работе я подпишу. Пусть директор трюковые платит. Вы заслужили.       Вечер был дурманяще тёплый. Запахи сирени наполняли воздух. Советское Шампанское лилось рекой. Киногруппа бросилась в первый загул. Длился он не долго и проник в группу не глубоко. Директор Михаил Бялый и второй режиссёр Таня Хилькевич ещё имели силу власти. До тех пор пока не отснимут  больше материала, когда менять актёра и переснимать сцены в декорациях уже не возможно.      Пока готовили и репетировали сцену в доме галантерейщика Бонасье, где режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич и Володя Балон проявили чудеса выдумки, я отрепетировал с Мишей сцену у дома Бонасье с двумя ударами от нападавших гвардейцев и стремительной подсадки Констанции в карету. В Констанцию переодели Женю Топорова и он ,после прикосновения к нему  д*Артаньяна,  успевал запрыгнуть на ходу в карету, из которой уже был вышвырнут Гена Макоев. Сцена получилась короткая и выразительная. Сняли её за два дубля. Второй дубль выполнял Костя Яковлев /Могила/. Особо опасные трюки, стоимостью 56 рублей разрешалось выполнять каскадёру один раз в день. Второй дубль должен был выполнять другой каскадёр, не переживший стресса. О времена, о нравы! Запредельный гуманизм большевизма!      Тёмной тучей нерешённых проблем надвигались съёмки драки мушкетёров с гвардейцами в монастыре Дешо. Придуманная мною на бумаге схема плохо укладывалась в географию выбранного места. Нужно было всё переделывать. Володя Балон быстро вывел за скобки себя и ,натренированного мноюв Питере, Мишу, сказав, что придумал с ним поединок, который не будет касаться взаимосвязи с тремя мушкетёрами, дерущимися с отрядом гвардейцев. Трое против восьмерых. Весело и непринуждённо. Да ещё выразить в каждом ударе определённый характер персонажа. Юнгвальд-Хилькевич  задал общие характеристики образов и ждал когда я начну отрабатывать сумму своего контракта придумками смешных гэгов в стиле Чарли Чаплина. Дворик выбранного для съёмок костёла слабо напоминал французский монастырь с ухоженными цветниками и клумбами, но имел два три уютных уголка и довольно привлекательные ворота с аркой. На них-то я и решил "приподнять и прославить» раненного Атоса, чтобы лишить его необходимости махать шпагой по сторонам с, травмированным по сюжету, плечом. Там ему и помочь мог кто-либо из товарищей, метнув во врага шпагой. Нет. Шпагой - это слишком. Подушкой! Конечно, подушкой. А откуда здесь возьмётся подушка? Так вот же монашки. Пусть они набивают подушки перьями и пухом. Это не делали во дворе? Так будут делать. Мы их научим. И в эти перья падают гвардейцы, поднимая вихри перьевого снега. Живописно. Вся драка сквозь пелену перьевого снега. Образ бушующей драки! Здорово!  Потом окажется, что "снега" хватит только на одну сцену с Портосом!  И Атосу будет чем помочь. А кто поможет? Конечно молодой, провинившийся д*Артаньян. Хилькевич в восторге. Теперь нужно только совместить драку д*Артаньяна с де Жюссаком и Атоса с гвардейцем в одном месте, удобном для оператора. А в глубине кадра поставить фехтующих с гвардейцами Арамиса и Портоса. А как Атос заберётся на эти ворота? Не вопрос! Он же хитрый и умный и знает, что находясь выше своих противников, имеет преимущество. Вот он и забрался туда. По...лестнице. Какой лестнице? Ну стремянке такой, с одесской киностудии. Нет. Это не возможно. Но забираясь по лестнице, он элегантно фехтует с Осей Кринским и Геной Макоевым, отбиваясь от набегающих и догоняющих его гвардейцев. Это подходит. Иначе Вене трудно проявить своё мастерство фехтовальщика. А за памятником, взбираясь по лестнице, может получиться. И ни одного удара гардой по лицу противника, как себе это позволяют другие. Только изящные уколы.На ногах, согнутых в коленях, Веня стоит хорошо, создавая образ элегантного фехтмейстера.      А где Арамис? Фехтует он не важно. А нужно показать, что он мастер клинка. Но для этого не обязательно брать десять защит и наносить ответные уколы в течении десяти минут. Парирует укол шпагой Толи Ходюшина, набежавшего по лестнице красивого пассажа, вальяжная пауза и мощный удар гардой и …Толя скатывается по лестнице. Вот и всё фехтование. Только, пожалуйста, Толя, направляй клинок в пол,на уровне ног, подальше от лица актёра. А то вдруг Арамис поскользнётся. Ну вот! Что я говорил?!  Вот и поскользнулся. Слава Богу, обошлось. Потом я понял, что Толя Ходюшин всё время опаздывал на схватку с Арамисом, чтобы не падать от его удара с верхней ступени лестницы. А Арамис, ликвидировал паузу ожидания, спускаясь по лестнице навстречу Толе и создавая себе опасные условия передвижения. Зато оплату Толя потребовал, как за падение с верхней ступени в 56 рублей.  Жук навозный.     Теперь продолжим у этих ворот. Арамис! Зажми шпагу Олега после его укола ажурной  кованой калиткой и.. ответный укол сквозь решётку забора. А меня и вовсе этой калиткой сбей вместе со шпагой, когда я к тебе подбегу. Потом нужно спрятаться  в нише пассажа /какой живописный проход оказался рядом/, от преследующих тебя гвардейцев со шпагами, и…уложил их, подставив  подножку. А фехтуя с гвардейцем, отвлёкся и добил меня оплеухой, отправив в корзину с перьями и пухом,который всё время должен летать в воздухе от драки и падений. Собрав клинки поверженных врагов, оценил полёт вниз головой гвардейца, проткнутого мощным броском шпаги Портоса. Упасть с крыши со шпагой в теле  приехали дружки-каскадёры Коля Сысоев и Олег Василюк.В советские времена все работали на основном месте работы по специальности и освободиться для съёмок тем, кто хотел быть каскадёром, было очень  не легко. Для безопасности падений я заказал машину песка и страховочные маты прыгунов с шестом. Марк Бурд всё вовремя доставил на съёмочную площадку.       А что Портос? Он с одного удара шпагой выбивает клинок у гвардейцев и развешивает их по разным "вешалкам". Схватив гвардейца Колю Павлюка на плечи, сбивает его телом нападающих  гвардейцев, как мухобойкой. А, схвативших его за обе руки силачей, сталкивает лбами у колонны. Но это уже идёт под шутливую песню и нужно следить за ритмом, выполняя "танец" драки.     А теперь можно передохнуть и посмотреть не забыл ли чемпион СССР среди юниоров по рапире Володя Балон своих спортивных навыков в поединке с Мишей Боярским.  Как серьёзность их поединка  с д*Артаньяном ложится на шуточную канву музыкального фильма? Это прерогатива  Георгия Эмильевича.Ему виднее. Однообразное рапирное фехтование на общем плане создавало напряжённость,нужную в этой сцене режиссёру. Пинки д*Артаньяна под зад де Жюссаку были не смешны, не выразительны и не прибавляли красок характерам их персонажей. Придуманный и выполненный Хиллом  бросок  кинжала  в Д*Артаньяна, да ещё вынутого Балоном  из сапога привели меня в  шок и я возвысил голос. Терпение лопнуло ещё и оттого, что мушкетёры на репетиции, как и на съёмку пришли после изрядного возлияния  Советского шампанского и плохо контролировали свои движения. Падение на ступенях Игоря Старыгина не было случайным и заставляло насторожиться. К тому же оператор снимал всю длинную и нудную сцену поединка Балона и Боярского одним кадром. Да ещё  с мало интересной композицией?! Может такой метод был оправдан в фильмах Андрея Тарковского. Но здесь? Вы меня извините. Полынникову просто было лень переставлять камеру или снимать с руки. А Хиллу , видимо,  было лень думать о раскадровке . Камера,правда.была ещё та. Доисторический Конвас. Может поэтому они его и не переставляли так часто. Она могла,  вообще, сломаться. Юнгвальд-Хилькевич похлопал меня по плечу, напомнив мне, кто на площадке хозяин,  отчего я почувствовал себя не в своей компании. Второй крупный эпизод закончен. Стоп! Снято!       Приехала  Маргарита  Терехова. Услышав о приезде, я вызвался встретить её в аэропорту. Я был влюблён во все её роли. Она удивилась такому администратору, но поднимать скандал не стала. Мы гуляли по Львову, говорили о Тарковском, об их замечательном новом фильме «Зеркало», вышедшем недавно на экраны СССР. На репетиции двигалась она прекрасно, в седле сидела легко и свободно.Лариса Джаркас её прекрасно дублировала в сложных проскачках и прыгнула за неё в седло из окна таверны. Оказалось, что со студенческой поры  Маргарита  регулярно занималась верховой ездой. Мы придумали, что в погоне за ней  д*Артаньяна из таверны она его обхитрит и, спрятавшись в чаще, убьёт из пистолета под ним лошадь. Сняли мы это легко и быстро. Миша блестяще выполнил трюк высокой сложности - завал лошади. Правда лошадь Исфана была выдрессирована Толей Ходюшиным на этот трюк так, что сделать это мог при желании и Веня Смехов.А с отёкшими и полупарализованными задними ногами Исфана еле стояла.Но Толе нужно было её завлять в съёмках,чтобы оправдать полученные у директора Михаила Бялого деньги и я ему в этом помогал.       Веня приезжал на съёмки очень редко. Играл он в театре на Таганке   и заниматься всякой ерундой, вроде конных тренировок, ему было некогда. В один из таких его приездов во Львов Хилл решил снять проскачки мушкетёров , в сценах их путешествия в  Англию. Присмотрели дорогу, по которой могла ровно ехать съёмочная машина, а вдоль дороги тянется обочина, пригодная для скачки на лошадях и с пейзажем, сильно напоминающим просторы северной Франции. Местечко это Брюховичи оказалось в пятидесяти километрах  от Львова и на перевозке лошадей решили сэкономить. По близости помошники Хоюшина Вова Поляк и Игорь Березовский  нашли жеребцов из конной школы современного пятиборья. Чтобы снять несколько проскачек и падение Толи Ходюшина в образе гвардейца, бросившегося в погоню за мушкетёрами и  убитого Арамисом после возгласа «Я задержу их,ничего!», мы переоделись в костюмы мушкетёров. Когда мы сели верхом в костюмах, со шпорами, больше похожими на пилу «Дружба», лошади и без того горячие, кинулись в лес, как наскипидаренные. Содрав нас о густо растущие вековые деревья, они скрылись из виду. Полдня их искали и, найдя в конюшне родного посёлка, насильно вернули на площадку.   Прогнав их пару раз в гору, мы сняли проскачки и падение гвардейца. Упал Толя очень не удачно,получив сильный ушиб бедра и раскритиковав меня,как постановщика конных трюков.Падать с коня он не любил, а посему учился неохотно. Дорога была такой твёрдой и копать большую площадь мы поленились. Когда Игорь Старыгин на встречном галопе обозначил удар шпагой, Толя задержался с падением и грохнулся с лошадки вертикально, потеряв скорость и проехав вскопанный участок дороги. Травма была сильной, но он решил остаться на площадке и доснять проскачки мушкетёров.     Собственно оставалась проскачка д*Артаньяна и Атоса вдоль дороги на хорошем галопе. Мише Боярскому  Лариса привела своим ходом его Хасхана, а Вене Смехову подвели того зверя , который тремя часами раньше ссадил меня. Хилл отверг наши опасения, оправдывая риск, необходимостью крупных планов скачущих мушкетёров. В этой проскачке крупный план с движения было бы и не снять. Хилькевич, видимо,  просто хотел показать Вене, что деньги он платит ему не зря.    Мотор! Кони застригли ушами. Веня плохо держал повод, смутно понимая что с ним делать, кроме как висеть на нём в случае падения. Камера! Начали! Кони рванули быстрее снарядов легендарной  «Катюши». Наверное они подумали, что это Олимпийские игры. Боярский сидел откинувшись назад, легко компенсируя толчки и без того гладкого галопа Хасхана. Он поймал на скаку сорванную порывом ветра шляпу и вновь одел её на голову. Веня подпрыгивал над седлом и приземлялся, когда лошадь уходила из под него далеко вперёд. Держался он только за повод, отчего его лошадь несла, закусив удила. Мастер конной упряжи Ходюшин из каких то соображений сделал у седла лошади Вениамина Смехова очень короткое стремя. На таких стременах скачут жокеи на ипподроме. Эти высокие стремена выкидывали Веню из седла на каждом темпе галопа, но заметил я это намного позже, отсматривая материал.     И вдруг на пути мушкетёров огромная яма. Кто её в лесу, за пятьдесят километров от Львова , мог выкопать. Трудно было тогда представить, что яму эту копал Ходюшин под меня, а попал в неё Веня Смехов. Очень ему хотелось доказать, что плохой постановщик трюков, а он хороший. Хасхан под Боярским мягко отвернул, а Веня ещё крепче вцепился в повод, осадив коня на задние ноги и потеряв контакт с поводом, а короткие стремена выкинули его , как катапульта. Конь рванул из под Вени, оставив его искать землю. Веня её нашёл. И слава Богу, живым и здоровым. Машина «Скорой помощи» всегда дежурила на площадке. Опасной травмы не обнаружиди и Веня отказался ехать в больницу. Но скакать верхом больше не обещал. К счастью, крупные планы скачущих мушкетёров были отсняты чуть раньше. А на этой проскачке Веню в лицо  не разглядеть. Можно было снимать и дублёра.      Конные проскачки и трюки в фильме могли бы быть в гораздо меньшем объёме. Во французском фильме «Три мушкетёра» 1961 года Бернара Бордери  с Жераром Барре  и Милен де Монжо мушкетёры за подвесками в Англию видимо ездили на поезде. Таких захватывающих проскачек и засад во французском фильме нет. Похожие проскачки были в американском фильме  «Три мушкетёра» 1973 года  режиссёра Ричарда Лестера с Майклом Йорком в роли д*Артаньяна.  Это Георгий Эмильевич придумал такую выигрышную для кино прелесть. На стадии проработки сценария я предложил ему три варианта стандартных конных трюков в трёх засадах. Портоса собьют, убив под ним лошадь из мушкета, а его дублёр выполнит "подсечку". На троицу мушкетёров во второй засаде должны с деревьев  спрыгнуть гвардейцы,но промахнувшись,бросятся в погоню, а Арамис,сбив с коня гвардейца , лихо прыгнет через баррикаду из повозок, порубив пеших гвардейцев, галопируя среди них верхом. А Атос,создавая преимущество перед толпой гвардейцев , выкинувших в драке его в окно и прижавших к стене д*Артаньяна, прыгнет на коне в разбитое окно таверны. Передав своего коня Д*Артаньяну он проявит своё графское благородство и прикроет своей шпагой дальнейшую скачку Д*Артаньяна к заветной цели. Атос,в отличие от Арамиса и Портоса не помчится в догонку за д*Артаньяном.Но ведь и Портос,и Арамис по пути в Лондон его не догонят. Да и побеждали они в одиночку дюжину гвардейцев, действуя в стиле сказочных героев.Таков жанр фильма,задуманного и снятого Юнгвальд-Хилькевичем.      Художник фильма Лариса с трудом согласилась построить в таверне такое огромное окно, но режиссёр её убедил пойти против правды. Конечно, на лошадях в окна не прыгали. И не только во Франции. Но создать на экране ритм движений актёров, сочетающийся с ритмом музыки не просто. Да ещё насытить экранную жизнь героев выразительными действиями. Можно, конечно, и в дилижансе себя проявить, как это было сделано Джоном Фордом в 1939 году. Но Юнгвальд-Хилькевич выбрал это.    Засада гвардейцев на Портоса снималась первой .После падения,убитой из мушкетов лошади под Портосом, он остаётся на ногах и отстреливается от толпы гвардейцев из пистолетов, разогнав их по кустам. Потом из кустов вылетают кувырком парочка гвардейцев, и Портос, терзая кого-то, получает огромной дубиной по голове. Но дубина ломается, не причиняя ему вреда, и Портос ударом глушит гвардейца. Сквозь сизый дым от выстрелов скачет очумевший гвардеец и Портос сбивает его вместе с конём бычьим ударом своей крепкой головы. Сев верхом на поваленного и встающего коня, он бросается вслед за Д:Артаньяном. Стоп! Ещё дубль!     Падение Портоса снимаем полдня. Не получается у Ходюшина остаться на ногах после подсечки. Это классическое исполнение,показанное миру Петром Тимофеевым,артистом конного цирка Алибека Кантемирова.Точнее у Толи не получается сделать подсечку. Редко подворачивалась возможность в кино рискнуть чужой лошадкой.Подсечку он делает третий раз в жизни. Вырываются штрабаты в момент выдёргивания передних ног лошади на темпе галопа. Когда в темп не попадаешь, передние ноги лошади уже слишком загружены и нужно прикладывать большое усилие, чтобы их согнуть и прижать ей под брюхо. Если попасть в темп точно, когда лошадь ещё не начала делать вымах передних ног на галопе, усилий не нужно и она легко уходит под тебя в кувырок, а всадник, не теряя вертикального положения корпуса, легко остаётся на ногах.Толя падает неуклюже и лошадь успевает врезать задней ногой ему по голове так, что он полчаса лежал и держался за голову. Заныл, что я плохой постановщик конных трюков.А я перекрестился, что не отправлюсь из за этого выскочки в тюрьму.Пришлось второпях самому делать второй дубль и тоже не очень удачный. Оставляем дубль, стоящего на четвереньках Портоса, которого двенадцать гвардейцев успели бы разорвать в клочья, пока он достаёт свои пистолеты. Когда начали снимать выстрелы, пистолеты не стали стрелять. Пиротехник со страху убежал с площадки в лес. Пришлось оставить дубль, где Портос распугивает гвардейцев не стреляющими, да и плохо различимыми на экране пистолетами. Крупный план пистолетов снять попросту поленились. Рисунок, разлетающихся в стороны гвардейцев, остался оправдан только свирепостью рыка Портоса. Пиротехник, убежавший с площадки, не сделал задымление, которое бы создало атмосферу боя, начавшегося с выстрелов гвардейцев из мушкетов и украсило изображение. Гена Макоев оглушил Портоса дубиной, сделанной из пенопласта на Одесской киностудии по просьбе  режиссёра, со второго дубля и получил свою зуботычину. Я, вылетев из кустов, прыгнул на телегу и, получив удар от Портоса, грохнулся  на землю. Коля Павлюк выкатив на Исфане, завалил её, как любимую девушку. Причём три раза. В первом дубле Портос забыл с какой стороны нужно садится на заваленную лошадь. Во втором завал сделали по другому, но, сев верхом, тяжёлый Портос не дал Исфане встать.Накануне Исфану опоили,ноги у неё отекли и она еле-еле на них стояла.Поднять Портоса она не смогла. Такие мастера . Работа эта лошадиная не для слабых ребят. Но они и оказались не слабые. Особенно Хилл,который всё смонтировал  из этого брака. Стоп! Снято!     Вторая засада на мушкетёров снималась в том же лесу. Ехать на съёмку около часа. Потом час гримироваться в автобусе гримёров. Наклеить усы и бороды десятку гвардейцев не так просто. С раннего утра в гостинице гримировали актёров. А на всю ораву ни рук, ни времени не хватало. Слава Богу, костюмы мы брали с собой в гостиницу, обживали их и экономили рабочее время. Пока всех не подготовят, начать репетиции с теми, кто готов, довольно сложно. Люди ищут любой повод, чтобы лечь под кустом и затянуться сигареткой, обмусолить вчерашние похождения. По замыслу  режиссёра  засада должна закончится победой Арамиса, воззвавшего к магической силе молитвы и таким образом прочертить его линию аббата. Кроме того Игорь хорошо сидел в седле и смотрелся на коне очень изящно. Ещё придумывая сцену, я решил оставить его верхом, рубящим гвардейцев,  галопируя  среди толпы. Репетиции Старыгин выдерживал блестяще.              Ракурс съёмки сцены планировался мной из центра поляны, а Арамис галопирует вокруг камеры и рубит пеших и конных гвардейцев шпагой. Так было бы легче обеспечить движение на галопе, удерживая из центра лошадь Старыгина на корде из тонкой капроновой лески. Оператор Саша Полынников в день съёмки встал не с той ноги и решил камеру поставить сбоку от поляны и снимать всё одним кадром на общем плане. Тут и крылась гибель замысла. Если я давал Саше совет как снимать, он делал всё наоборот. Даже если бы лошадь под Арамисом пошла галопом по кругу, видно бы ничего не было. Ближняя точка в двух метрах, дальняя в десяти. Но лошадь на съёмку привезли другую и она под Арамисом галопом не двигалась. Толя Ходюшин помочь делу не спешил.Его замыслы тоже стали понятны немного позже. Хотелось ему стать главным, а советские законы не позволяли. Не было у Толи нужных документов. От гвардейцев, размахивающих шпагами, лошадь шарахалась как от чертей. К полной моей «радости» пиротехник привез только четырёхгранные рапиры, которыми мушкетёры в XVII веке не вооружались. Рубящие удары с коня делать ими не разумно. Только уколы. Не сразу я понял влияние рапириста Володи Балона на выбор оружия в фильме. Так, лучшая по рисунку сцена засады на Арамиса превратилась в серое месиво. Но каскадёры работали отлично. Особенно старались боксёры Женя Топоров и Костя Яковлев, получившие накануне от меня упрёк за трусость. Они не смогли по команде «начали» спрыгнуть с деревьев между скачущих на лошадях мушкетёров. Зато скачка и фехтование Игоря Старыгина были выше всяких похвал. Управлять лошадью одной рукой и при этом рубиться шпагой - это занятие не для слабонервных. Стоп! Снято!      Съёмки во Львове закончились и группа переезжала в Одессу. Закончились "львиные" игрища, происки четвёрки мушкетёров под предводительством Балона де Жюссака. Владимир Балон  -  симпатичный дядя, но актёр весьма слабый, пытался компенсировать свою малозначимость в искусстве важной ролью в быту. Он занял позицию пахана, старшего по возрасту и знающего, где хранится золотой ключик от ящика Пандоры. Актёры с удовольствием повелись на эту блесну и со всеми вопросами обращались к Балону. Он, наконец-то, искупался в «Славе» провинциального метрдотеля.        Во время моих отъездов  из Львова / а я параллельно работал у Андрея Кончаловского на «Сибириаде», ставя трюки пожара на нефтяной вышке и дублируя Никиту Михалкова в горящем тракторе / Володя Балон с  режиссёром  сняли сцену фехтования д*Артаньяна при сопровождении Констанции и Бекингема после свидания с Анной. Опасных падений там не предполагалось и д*Артаньян всех обманул своей хитростью и филигранным фехтованием и я спокойно подписал журнал выполненных мероприятий по технике безопасности.       Драку  д*Артаньяна в доме Бонасье с двумя сексотами кардинала,где проломив пол Миша побрил одному их них голову,вообще,не знаю кто придумал.  Лучше бы я этого не видел!      Приехав в Одессу, Хил для разгона решил снять сцену поединка д*Артаньяна с де Жюссаком на берегу Ламанша в Грибовке /это 60 км. От Одессы/. Там крутой песчаный обрыв у моря и я подсказал ему хороший ход, чтобы закончить этот поединок. Финал всегда очень важен. Так вот, фехтуя наверху обрыва, Балон де Жюссак, опытный боец, должен оступиться и, слетев с обрыва, запутаться в рыболовных сетях. Тут то д*Артаньян у него и отберёт пропуск с подписью Ришелье, но оставит его в живых.         Точно такой же ход  я  использовал в драке на берегу реки в «Сибириаде» и думал,что  реплика будет  допустима в этой сцене. По ошибке,в суете съёмки, Миша спрыгнул с обрыва первым и запутался в сетях, импровизируя сцену. Но он оказался в ситуации проигравшего и они долго выкручивали по камням с нудным обменом ударами  и немыслимыми пируэтами вымучивая победу д*Артаньяна над лучшим фехтовальщиком Франции. Снимать второй дубль у актёров не было сил,но главное,сильно стемнело.Съёмка была режимной,то есть рассчитанная на короткий период  сумерек. Хилл дал команду печатать этот единственный дубль и посчитал сцену снятой. Когда я увидел рабочий материал затянутой, однообразной дуэли на рапирах, стало понятно куда из Львова исчезли обоюдоострые шпаги. Балону фехтовать на рапирах было сподручнее.Моя наивность и вера в людей долго не позволяла мне рассмотреть интриги и подковёрную борьбу.       В павильонах одесской киностудии заканчивали строительство декораций таверны «Красная голубятня» и Таверны, в которой драться с гвардейцами должны были Атос и д*Артаньян в последней засаде по пути в Лондон. По замыслу перевес в драке двоих мушкетёров против дюжины гвардейцев должен был решить прыжок Атоса на лошади в окно таверны. Уступив свою лошадь д*Артаньяну, Атос должен прикрыть его погоню своей шпагой. Толя задал плотникам необходимые размеры окна, чтобы он мог прыгнуть в декорацию на лошади и мы сосредоточились на репетициях драки в «Красной голубятне». Прямо на территории киностудии находился причал яхт клуба и можно было совершить морскую прогулку. Но мне было не до прогулок.       Драка в «Красной голубятне» была самой сложной по накалу, трюкам и раскрытию характеров мушкетёров. Именно здесь нужно было придумать скупое ,экономичное  фехтование прожжённого бойца Атоса, сметающего всё, как ураган, Портоса, мастера изящного клинка, Арамиса и неуёмного драчуна  д*Артаньяна. Балона в этой сцене не было даже в массовке. Он уехал в Москву. С  Георигием Эмильевичем  мы упросили художников построить «рушащиеся» перила лестницы, откуда могли падать гвардейцы и винную бочку, пробиваемую головами ненавистных гвардейцев под сокрушительными ударами Портоса пенопластовой скамейкой.       Около недели Хилл снимал Марлезонский балет в театре, а мы репетировали сцену драки в «Красной голубятне» и «Таверне».Каскадёров собралось достаточно много.В «Красной голубятне» четыре наших героя должны раскидывать толпы гвардейцев ,демонстрируя своё мастерствои взаимопомощь друг другу.Приехали ребята,снимавшиеся во Львове – Ковдерер,Кроль. Одесские каскадёры Володя Жариков и Олег Федулов привели своих товарищей. Ходюшин, Павлюк,Кринский и Макоев переехав из Львова, репетировали сцены драк по моим замыслам. Наконец приехал Веня Смехов и можно было снимать драку в «Красной голубятне» и в «Таверне». После выхода Атоса от Миледи и выстрела в бокал отравы д*Артаньяна Веня принимает бой на лестнице с двумя гвардейцами. Ему поможет д*Артаньян, но…немного позже. Во фронт на Портоса, Арамиса и  д*Артаньяна нападают, обнажив шпаги семеро гвардейцев. Арамис выбегает, протыкая своей шпагой одного за другим гвардейцев у камина с висящей тушой барана. По замыслу в неё вонзится шпага гвардейца, отбитая Арамисом.      Мотор! Камера! Начали! Гвардейцы Эдик Ковдерер,Володя Евголенко,Саша Стругай,Володя Стамикосто,Витя Хармацкий,Феликс  Кроль     бросаются на Портоса и д*Артаньяна в углу таверны. Портос парирует укол захватив руку гвардейца Кринского и швыряет его в курятник. Оттуда должны были вылететь двадцать кур и бегать и летать в пространстве таверны. Портос фехтует с гвардейцем и ..д*Артаньян рядом /спина к спине/ отражает уколы других, видит, что Атос прижат к стене, прыгает на стол и, качнувшись на люстре, сделанной специально для этого прыжка, через весь зал летит на помощь Атосу. Удар ногой в живот и…гвардеец Макоев опрокинут через перила. Атос кивает другу и бросается в бой к очагу. Удар, защита, захват и Атос бросает гвардейца Серёжу Васильева в пламя очага. Потом Сергей  пробежит по залу с дымящейся задницей. Портос скамьёй бьёт сразу трёх гвардейцев /один из них в центре – ваш покорный слуга Николай Ващилин / и заталкивает их в бочку с вином. Вино льётся рекой. После удара гардой гвардейца Ходюшина , перевернувшись через стол, д*Артаньян прячется за колонной, от летящего в него горшка. Арамис сбивает ударом шпаги по ногам, гвардейца Кроля на столе и тот рухнул, как сноп, к ногам мушкетёров. Д*Артаньян и Арамис пожимают руки и .. снова в бой. Атос, отбив атаку, накрывает буфетом троих гвардейцев и утоляет жажду из висящего кувшина с молоком. Д*Артаньян запрыгивает на спину гвардейцу Макоеву и рубит гвардейца Кринского  шпагой,демонстрируя явное превосходство и  превращая драку в издёвку и балаган. Криво и неуклюже падает  спиной на стол от удара Боярского  Вова Жариков. Арамис уклоняется от укола, который угодил в баранью тушу и отвечает уколом шпаги. Потом делает паузу, галантно  провожая девушку и.. снова укол с выпадом. Арамис, увидев Миледи,  бросается ей навстречу, но получив удар ногой в лицо, летит через перила на мягкий мат. Но и это не легко для артиста. Портос бросается к Миледи и…получает удар в лицо горящей лампой. Д*Артаньян бежит за Миледи, а Портос прикрывает его от погони гвардейцев. Один летит через перила. Другой наносит укол, но Портос, уклоняясь в нишу, захватывает его руку и бросает вниз с балкона. Олег Федулов с грохотом приземляется на стол. Стоп! Снято!     Отрепетировав с драку в таверне с Атосом,используя наработки  приёмов  из драки в «Красной голубятне»  и репетиций в Ленинграде,мы с каскадёрами  ждали своей очереди в съёмочном графике. Георгий Эмильевич разрывался между съёмками,приезжавших в Одессу,московских артистов. С его позволения я уехал на пару дней к Андрону Кончаловскому на съёмки «Сибириады».  Тут то и была снята драка в таверне под командованием Ходюшина, чуть не выкололи глаз Вени Смехову. Володя Балон помогать Ходюшину в съёмке этой сцены отказался наотрез ,понимая что ответственность по договору лежит на мне. Важная сцена выбрасывания Атоса из окна,которая заявляла  для зрителя окно таверны при прыжке Атоса на лошади, была Ходюшеным  пропущена. Фехтовальная сцена Атоса с тремя гвардейцами затянута и нагружена лишними уколами и защитами,замедляющими ритм сцены. Главным в этой сцене было выбрасывание дублёра Атоса из окна таверны  и его прыжок в окно на коне, передача своего коня д*Артаньяну  для продолжения стремительной  скачки в Лондон. Личное клеймо  Ходюшина с ипользованием в драке конной уздечки,конечно,стала заметным и выразительным элементом.       Сроки моего контракта закончились. Трюковые сцены, написанные в сценарии и обозначенные моим контрактом - тоже. Потом мне рассказали как Балон чуть не убил рапирой Боярского на лестнице Лувра, как чуть не выкололи глаз Вене Смехову во время драки в таверне и чуть не угробили подскользнувшегося апри прыжке в окно коня. Но это была уже другая история. Там бабачили Володя Балон и Анатолий Ходюшин, не забывшие за эти крохотные работы вписать свои фамилии жирным шрифтом в титры фильма с помощью своей подружки из редакции Инны. Ни какие договорные положения не позволяли им этого делать. Два последние дня съёмок сцены прорыва д*Артаньяна в Лувр с подвесками они, уговорив Хилла, напичкали трюками так, что превысили бюджет трюковой сметы всего фильма и истратили бы все сэкономленные Михаилом Бялым деньги. Хотя может они работали  только за свой интерес,за возможность войти в титры постановщиков трюков. Войдя в раж, мои коллеги продолжили трюковать, вернувшись во Львов, где по сценарию военные действия осады ля Рошели никаких трюков не предполагали. Между тем Анатолий Ходюшин настоял на посадке Боярского на коня к Патосу,опаснейшее фехтование Боярского на наклонноых мраморных перилах, и многократные повторения схваток на лестнице Лувра.Трюки при прорыве в Лувр, снимавшиеся ещё в Оперном театре в Одессе получились абсолютно не нужные по сюжету и плохо исполненные,не вписывающиеся в стилистику фильма.Михаил Боярский на лестнице  театра поскользнулся и налетел на выставленную Балоном,шпагу,проткнувшую ему нёбо. Кот из дома - мыши в пляс! Но зато во Львове  было совершено ограбление польского торговца джинсами и суд над Серёжей Васильевым,взявшим всё на себя и севшим в тюрьму на десять лет.Через несколько месяцев,уже в Ленинграде был арестован и осуждён на два года за хранение огнестрельного оружия и Анатолий Ходюшин.Через два года под руководством Александра Массарского ,Женя Топоров переборол страх высоты и прыгнул с парашютной вышки на съёмках фильма « Подготовка к экзаменам» в 1979 году,но потом совершил ограбление с убийством и был осуждён на 13 лет.     Я уехал на «Сибириаду» доснимать пожар на нефтяной вышке, обнявшись с актёрами, каскадёрами и Хиллом. Получив свой гонорар, я накрыл «поляну» Советским Шампанским. Ну, конечно, одесского разлива. Один за всех, и все за одного! Мы ещё встретимся! Обязательно встретимся!
            
       POST SCRIPTUM 
ПАРА СЛОВ ОБ АВТОРЕ , МОЕМ СОРАТНИКЕ И ТОВАРИЩЕ. НИКОЛАЙ ВАЩИЛИН - ОДИН ИЗ САМЫХ ИЗВЕСТНЫХ И НАДЕЖНЫХ РЕЖИССЕРОВ- ПОСТАНОВЩИКОВ ТРЮКОВЫХ ЭПИЗОДОВ И СЦЕН В НАШЕЙ СТРАНЕ.       ЕГО ФАНТАЗИЯ УСТРОЕНА ТАК, ЧТО ОНА, КАК ПАЗЛЫ СОСТАВЛЯЕТ ТРЮКИ В СЦЕНЫ, ТОЧНЫЕ ПО     СТИЛИСТИКЕ.        КАЖДЫЙ РАЗ ОН  БЕЗОШИБОЧНО УГАДЫВАЕТ НЕПОВТОРИМУЮ ИНТОНАЦИЮ САМОГО ФИЛЬМА, МАЛО ТОГО , ЕМУ ЧАСТО УДАЕТСЯ ЧЕРЕЗ ТРЮК ВЫРАЗИТЬ  ОБРАЗ И ХАРАКТЕРИСТИКУ ПЕРСОНАЖА. ОН НЕ ПРОСТО СОЗДАЕТ ГОЛОВОКРУЖИТЕЛЬНЫЕ ТРЮКИ, ОН СОЗДАЕТ ОБРАЗЫ . ЭТО РЕДЧАЙШИЙ И ОЧЕНЬ ЦЕННЫЙ ДАР В ЕГО ПРОФЕССИИ.  БИОГРАФИЯ НИКОЛАЯ, КАК БЕСЦЕННЫЕ ПОДВЕСКИ КОРОЛЕВЫ АННЫ, СВЕРКАЕТ НАЗВАНИЯМИ ВЫДАЮЩИХСЯ ФИЛЬМОВ, ИМЕНАМИ ПОПУЛЯРНЕЙШИХ В НАШЕЙ СТРАНЕ РЕЖИССЕРОВ И АКТЕРОВ. ЕГО МАСТЕРСТВО СДЕЛАЛО МНОГИХ ИСПОЛНЕТЕЛЕЙ МАСТЕРАМИ ТРЮКА. Я УВЕРЕН, ЧТО ЕГО ИСКРЕННЯЯ КНИГА ( ПОТОМУ,ЧТО НЕ ИСКРЕННИМ ОН БЫТЬ НЕ УМЕЕТ) ВЫЗОВЕТ ОГРОМНЫЙ ИНТЕРЕС И СТАНЕТ НАСТОЯЩИМ ПОДАРКОМ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ КИНО. кинорежиссер,художник,сценарист, заслуженный деятель искусств Георгий Юнгвальд-Хилькевич
Показать цитату Отправлено из мобильной Почты Mail.Ru



Бить или не бить?

/Николай Ващилин/ http://vaschilin.blogspot.com/2012/07/blog-post_14.html


      Жулики,клеветники,воры и убийцы отравляют жизнь честному человеку,отнимают у него интеллектуальную,моральную и материальную собственность.Потеряв всякую совесть и стыд, который они прикрывают чёрными хасидскими шляпами,не снимая их даже в приличных местах, изолгавшиеся и готовые прикрыть свои бестыжие морды масками театра "кабуки" , они готовы продать не только Христа ,но и маму родную,только бы облечь себя в бисер тщеславия.     Я долгое время исповедовал христианскую покорность,молчание в ответ на ложь.Пример брал со всемирноизвестного  Омлета не прожаренного,недоросля малахольного,плода кристальночистого семени Вильяма,нашего,Шекспира.Ни к чему хорошему это не привело.Так и будут они  без зазрения совести рассекать на яхтах морские волны,а мы,как говорит лидер нации,свои сопли жевать./В.В.Путин,том 3,Полное собрание выступлений,2000-20012,Москва/.   Вот один пример.Георгий Юнгвальд-Хилькевич пригласил меня консультантом по трюкам на фильме «Д*Артаньян и три мушкетёра»,в договоре всё чётко и ясно прописано –права,обязанности и сумма гонорара. Актёры /к коим относился и Владимир Балон/,каскадёры/к коим относился и Анатолий Ходюшин/ работали на основании своих договоров с набором прав,обязанностей и суммой гонорара.Бухгалтерия для того и существует,чтобы точно и по договору отслеживать приход и расход денег в этом предприятии.Если взглянуть на документы бухгалтерии ,то станет совершенно ясно,что каждый из этих персонажей /Н.Ващилин,В.Балон,А.Ходюшин/ выполнили свои договорные обязательства и получили за это денежное вознаграждение.Причём свои деньги за выполнение опасных трюков они получили по моей докладной записки –акта выполненных работ на каждый трюковой эпизод фильма,что соответствовало моему статусу старшего ответственного за трюковые съёмки.      Появление в титрах фамилий В.Балон – фехтование,а также А.Ходюшин – конные трюки и драки ,а вслед за этим и моей,Н.Ващилин –драки ,явилось мелкой ошибкой редакторов,но дальновидным ходом указанных специалистов для своей карьеры.Ничего необычного в этом приёме нет.Режиссёр фильма вправе указать в титрах любых специалистов –балетмейстеров,дрессировщиков животных и птиц,даже правообладателя лисьей гаржетки,которые помогли ему в создании цельного фильма.Тут то и кроется фокус В.Балона.      Для не посвящённого зрителя мера творческого вклада В.Балона,А.Ходюшина и Н.Ващилина была очевидна.Главную роль в создании фильма, где мушкетёры размахивают шпагами в каждой сцене, по мнению обывателя, конечно играет Владимир Балон. Ведь это он соотносится со специалистом по фехтованию всего фильма. Между тем ,то что для редакторов правомерно назвать фехтованием фигурирует в сцене сопровождения лорда Бекингема д*Артаньяном при отъезде его в Англию, да размахивание шпагой де Жюссаком в Лувре перед лицом д*Артаньяна и попаданием остриём ему в нёбо зева / причём эта сцена была придумана на ходу и в сценарии её не было/. Согласитесь,что приписывать В.Балону мою огромную работу по постановке всех боёв с оружием /тоже фехтованием/, оговоренных в моём контракте - не справедливо. Но справедливости то товарищ В.Балон и  не хотел. Лучше загрести чужую /,то есть мою - Николая Ващилина/ славу своими руками под "крышей" Александра Иншакова, довереннного лица Путина и президента / с 1992 года/ ассоциаций каскадёров и бойцовских собак.       Товарищ А.Ходюшин, по договору мастер конной упряжи, сделал большую работу по съёздке лошадей в шестёрку цугом, в пару для карет и имел полное право быть указанным в титрах как мастер конной упряжи. Как каскадёр,выполнивший ряд конных трюков  и схваток с оружием он указан в титрах актёров эпизодических ролей, прошедших специальную трюковую подготовку к фильму и получавших гонорар по специальному разрешению Госкино СССР на этот фильм, выданным под мою ответственность. Но указав его в титрах  «конные трюки и драки»  редакторы  не нарушили  закон материальный, но тихо нарушили закон нравственный. Ибо что тогда делал я , придумывая падение с лошади Портоса, рубку в седле Арамиса, завал  лошади д*Артаньяном и прыжок на лошади в окно таверны Атоса? Подсадку на лошадь д*Артаньяна при прорыве в Лувр придумал А.Ходюшин, драку в таверне с помощью уздечки придумал А.Ходюшин и стал героем-постановщиком всех драк в фильме «Д*Артаньян и три мушкетёра». Совесть есть?Совести нет!    Ведь не будет же зритель выяснять ,что под скромным титром «драки» указан автор всех трюков этого фильма,мастер спорта .доцент ЛГИТМиК  Николай Ващилин. Эти грамотеи редакторы так и могли написать в титрах – постановщик всех трюков фильма Николай Ващилин, при участии актёра В.Балона и мастера конной упряжи /дважды осуждённого и отбывшего наказание, не прошедшего спортивной подготовки ,конюха А.Ходюшина. Но на это у них ума не хватило.Вернее хватило подлости и жажды наживы.Не прсто же так они это сделали.    Что остаётся, хитро оболганному человеку ,мастеру своего дела,честному труженику съёмочной площадки – Николаю Ващилину? Бить или не бить? Вот в чём вопрос!   



  Инга Поддубная /она же Катерина Романенкова/Интервью    http://zapiski-rep.ucoz.ru/


 ВЛАДИМИР БАЛОН: НА СЪЁМКАХ "ТРЁХ МУШКЕТЁРОВ" МЫ ДЕЛИЛИ ЖЕНЩИН ПОРОВНУ 

  Поговаривают, что съёмки фильма были под угрозой срыва ввиду аморального и антисоветского поведения съемочной группы. Что может быть лучше настоящей мужской дружбы: хлеба краюшку, и ту пополам… Именно такие отношения воспеты в знаменитом фильме “Д’Артаньян и три мушкетера”. Но даже рыцари прошлого так не “отрывались”, как актеры, увековечившие их образы на экране. Об этом мне поведал исполнитель роли де Жюсака, а так же постановщик всех трюков в культовом фильме группы. Это как же вас угораздило?  Съемки сначала проходили во Львове. Нас поселили в какую-то замшелую гостиницу, в номера без воды. И мы в знак протеста самопроизвольно вселились в апартаменты нашего режиссера Юры Хилькевича. Когда Хил вошел в свой номер “люкс”, сквозь сигаретный дым и перегарный чад он увидел наши тела, беспорядочно сгруженные на многочисленные кровати и диваны. В этот же день нас переселили в лучшую гостиницу “Ульяновская”, в которую селили только обкомовских шишек. Мы не знали, что стены гостиницы напичканы “жучками”, и на полную катушку оттягивались скабрезными анекдотами на тему “партия и правительство”. Мишка Боярский копировал Брежнева, раздавал всем звания и ордена – а кто его в то время не передразнивал? Короче, через некоторое время Хила вызывают в КГБ и показывают распечатки всех наших разговоров. Уж как ему удалось за нас оправдаться, знает только он.  - Я слышала, вы – профессиональный спортсмен, мастер спорта по фехтованию…  - Да, в общем-то, в кино я пришел, когда все свои чемпионские награды уже собрал. В 60-е годы я был очень популярен в Питере: стиляга, модник, и питерские газеты того времени пестрели фельетонами типа: “Мушкетер на скользкой дорожке…” В кино меня позвали именно как профессионального фехтовальщика. К тому моменту за мной уже тянулась дурная слава, будто бы я – затейник всех гадостей, пьянок и разврата. На самом деле это не так. Просто моя супруга в то время была первой солисткой ансамбля “Березка” и все время моталась по гастролям. У меня же дома собирались мужья ее подруг-коллег и “тихо” коротали время. Когда же “Березка” возвращалась, все “шишки” сыпались на меня. Традиция сохранилась и на “Мушкетерах”, тем более что из нашей компании я был самым старшим. Ко мне сразу приклеилась кличка Пахан. У нас у каждого были клички: Миша Боярский – самый молодой и здоровый - Лось, Валька Смирнитский – Варан, Игорь Старыгин – заработал прозвище Гюрза, я еще расскажу за что. А у Вени Смехова не было прозвища, потому что на съемки приезжал редко и страшно нам завидовал. Вообще он здорово устроился – приедет на пару-тройку дней, в нескольких сценах, над которыми мы трудились неделю, отснимется крупным планом и отваливает. А в результате – весь фильм его лицо на целый экран сияет.  Старыгин-Гюрза зажабил девчонку  - Значит, в ваших проделках он не участвовал  - Нас было четверо, и все у нас было поровну. Буквально на второй день после поселения в гостиницу, мы решили обмыть это событие. Приглядели мамзельку на кассе в магазине, этакую томную, с маникюром и взором зовущим, пригласили ее к себе в номер. Конечно же об этом тут же забыли, но в разгар нашего сабантуя она заявилась. Пару часов посидела с открытым ртом, послушала наши россказни и убежала. А еще через некоторое время на пороге появляется солидный грузин. Мы уже вдымину пьяные были и никак не могли понять, что ему от нас надо. Грузин вытащил из кармана связку ключей, протягивает нам и говорит: “Та дэвушка, которая у вас была, – моя любовница. Я директор магазина напротив. Вот вам ключи от винного склада - пользуйтесь, только прошу вас, оставьте ее в покое. Я ее лублу!” В знак согласия мы выпили. И скажу честно, мы старались не злоупотреблять подарком. Но это было время, когда после 19.00 достать спиртное было просто невозможно, а тут “Посольская”, “Лимонная…” Разве ж устоишь?! Конечно, мы записывали, сколько взяли бутылок, в надежде, что когда-нибудь расплатимся, но… скромные доходы советского артиста никак не успевали за нескромными запросами.  Мы с Мишкой Боярским жили в одном номере. Малюсенькая комнатка, где стоят две кровати, разделенные двумя тумбочками. Такая дислокация нас не могла устраивать, ибо мы жили под девизом мушкетеров “Один за всех, и все за одного”. То есть все девушки были нашими общими, а значит, две узкие кровати мы превращали в одну широкую. Наутро приходила уборщица, убирала следы ночной тусовки и расставляла мебель на места. А на следующее утро она видела прежнюю картину. Наверное, она решила, что мы гомосексуалисты… Кстати, с Боярским мы дружим и сейчас, дня не проходит, чтобы мы не созвонились. Как-то он мне сказал: “Слушай, как же жаль, что мы не педерасты! Не нужно нам никаких баб”. И в самом деле, настоящая мужская дружба зародилась между нами именно на съемках этого фильма.  - А как же любовь, ревность, наконец, пресловутое чувство собственности? Испокон веков мужчины дрались за право обладать понравившейся женщиной.  - Чувства собственности у нас никогда не было, любви-то и в помине не наблюдалось. Сегодня ты во Львове, завтра - в Одессе. Девочки были украшением походной жизни, антуражем, и не более. Да и недостатка в них не было. Представьте себе южный провинциальный город, обилие потрясающе красивых, загорелых, сексуальных девиц. А съемки проходят на улицах. И все это женское население только и ждет, чтобы мы моргнули, кивнули, слегка пальцем поманили. Все они на низком старте и в полной боевой готовности - только глазами поведи, и любая осчастливленная вырывается из толпы и сделает все, что ты пожелаешь. И вот, кстати, за что Старыгина Гюрзой прозвали. Мы с Мишкой сидели в компании смазливой девчонки, зашел Старыгин. У него был свой способ охмурежа дам: он доставал бумажник и… начинал показывать фотографии якобы своих многочисленных детей. Такая невероятная плодовитость действовала на девушек завораживающе. В тот раз он тоже достал свой “иконостас”, что-то поворковал нашей красавице и, раскланявшись, ушел. Через минуту, барышня тоже уходит. Я выхожу на балкон, чтобы сверху помахать подруге рукой, а ее нет и нет… Звоню к Игорьку, он отвечает, запыхавшись: “Я задремал, что-то голова разболелась”. Обманщик, “зажабил” девчонку, за что и получил прозвище Гюрза!  Растлители с водкой в багажнике  - Мне только не понятно, когда же вы кино снимали, если все время пили и гуляли?  - Мы были молоды, и здоровья хватало на все. Ведь и мушкетеры в свободное от войны время дрались, пьянствовали и развлекались с мамзелями. Больше всего наше поведение раздражало жену Хила Таню: она работала на картине помощником режиссера и каждое утро нас будила. То, что она видела, приоткрывая нашу дверь, было не для женских глаз – уж очень трудно было определить кому принадлежат многочисленные ноги, торчащие из-под одеяла. А чуть позже к автобусу, который отвозил нас на съемочную площадку, начинали подтягиваться фанатки … Они ездили за нами повсюду, прямо на траве разворачивали скатерть и выкладывали домашнюю стряпню, ну и бутылки с “Горилкой”… А главным нашим растлителем был начальник Львовского ГАИ. У него была невероятная тяга к искусству и чудо–“Волга”, в багажник которой была вмонтирована огромная канистра, непременно наполненная то водкой, то вином, то хорошим коньячком. Кстати, Львовская милиция снабжала нас регулярно порнографическими фильмами, конфискованными на польской границе.  Получается, что скакали верхом и размахивали шпагами вдребадан пьяные актеры?  - Когда включалась камера, ребята молниеносно приходили в себя. Однажды Мишка Боярский и Валька Смирнитский были доставлены на площадку в горизонтальном положении… прямиком из больницы – у Вальки с сердцем было плохо, а Мишка его сопровождал в “скорой”. Навалившись ему на грудь, всю дорогу взывал: “Ты только не умирай!” А тот его материл и просил не перекрывать кислород. Когда их привезли на площадку, я и представить не мог, как они на лошадей залезут. Но камера заработала, и оба в мгновение ока оказались в седле.  - Как они себе шеи не переломали?..  - Серьезных травм на съемках не было. Однажды ранили Мишу Боярского. Рошфор, которого играл Боря Клюев, был задуман, как человек, который никогда не вынимает шпаги из ножен. Поэтому его обучением я практически не занимался. Но в одной сцене Боря не выдержал и выхватил клинок. Сняли еще несколько дублей… Вдруг Миша куда-то исчез, все решили, что он опять где-нибудь поддает. Нашли его в туалете, он стоял над раковиной и сплевывал кровь. Когда сделали рентген, выяснили, что шпага проткнула небо и буквально сантиметр не дошла до мозга. И с такой раной Миша еще давал шефский концерт для моряков…  “Нас могли убить на съемках…”  - Я понимаю, что закладывать женщин не в правилах истинного рыцаря, но все-таки интересно, ваши партнерши по фильму составляли вам компанию в часы досуга?  - Звездные дамы – хлопотное дело, зачем напрягаться, когда само в руки плывет… Однажды Рита Терехова здорово над нами пошутила. Это уже было в Одессе. К Вальке приехала жена и сняла домик неподалеку. Как-то вечером мы пришли к ней в гости: все вчетвером и Рита. О чем-то говорили, пили чай… И вдруг Ритка, взглянув на развесистое дерево грецкого ореха, говорит: “Мужики, а вы знаете, как от зеленых орехов стоит?” Мы все хитро переглянулись. Утром я просыпаюсь и вижу у Мишки большой черный “пятак” на роже. Он открывает глаза и, глядя на меня, закатывается громким хохотом. Идем к Старыгину со Смирнитским – у них тоже физиономии перепачканы. Откуда же нам было знать, что сок незрелых грецких орехов очень трудно отмыть!..  - Представляю, всеобщую скорбь, когда съемки закончились!..  - Скорбь не скорбь, а когда съемочную группу перевели из Львова в Одессу, все наши девочки перекочевали туда. Причем, уезжая из обкомовской гостиницы, я открутил табличку с номером 314 и в одесской гостинице привернул ее на дверь. Поток девиц тянулся на эту табличку, как мыши за сыром. Но, честно говоря, съемки закончились очень вовремя, а иначе бы нас просто убили. Негодование мужей, женихов, братьев, отцов наших боевых подруг с каждым днем возрастало. Поэтому мы эвакуировались в Москву, не оставляя адресов. Но не тут-то было!. Приезжаем в “Останкино” на озвучивание картины, полчаса наши лица подвергают экспертизе и сверяют с фотографиями в паспортах. Когда же, наконец, мы добираемся до “Тон-студии”, мы видим там всех наших одесских и львовских подруг. Вот уж, любовь не знает преград!  - Сообщения о демографическом взрыве на юге нашей страны до вас доходили?  - Даже фотографии присылали, а мы сравнивали и спорили, на кого похож.  - На съемках “Мушкетеров, 20 лет спустя” удалось тряхнуть стариной?  - Мы такие же азартные и дружные были, но… съемки проходили в Таллине, чопорном и холодном городе. Это настроение передалось всему съемочному процессу, фильм получился не такой задорный. Здесь девочки уже не рвались к нам в окна и двери, девочек к нам приводили… Любой влиятельный господин считал за честь попариться с нами в баньке. Нам накрывали стол, приводили строй девиц, которые подобно вазонам с цветами украшали помещение парилки. Время пришло другое, и люди другие. Что уж говорить о нынешних молодых актерах и этих, русских мушкетерах…  - В смысле, о “Гардемаринах”?  - Да-да. Конечно, рвение всему научиться, быть лучше всех у нового поколения есть, и это похвально. Я обучал фехтованию Жигунова, так он готов был сутками тренироваться, только бы стать лучше меня. Из-за этого желания чуть не погиб. Во время съемок есть правило: никогда не отбивать удар шпаги вверх. А он это правило нарушил. Моя шпага скользнула и попала ему в глаз – клинок прошел чуть выше глазного яблока. Попади шпага миллиметром ниже – Жигунов остался бы без глаза, а сантиметром глубже – без мозгов… В этих съемках приятным было только то, что мы опять работали вместе с Боярским. Думаю, любой из нашей компании без раздумий согласился бы, позови сейчас Хил снимать еще какое-нибудь продолжение “Мушкетёров”.  Читайте также: Клавдий, Яго и Баба-Яга Вениамин Смехов: Несутся из двух театров в одну точку два шекспировских негодяя. В одну точку земного шара стремятся их мечты: во Львов, на съемку "Трех мушкетёров".    Дюма списал своего Дартаньяна с Боярского По признанию Смехова, лучшим мушкетером был, вне всякого сомнения, Михаил Боярский. И хотя в работе были заняты не менее прославленные актеры, весь фильм держится, конечно, на нем. 


Николай Ващилин: Про то ,что во время разврата и пьянок В.Балон успевал ещё и ставить трюки - Это не ошибка журналистки, а наглая ложь В.Балона. Опустился он до этой лжи после бандитского переворота 1991 года,встав под "крышу" Иншака /А.И.Иншакова ,ставшего в то же время под "крышей " Япончика ,президентом ассоцииации каскадёров России.    Мушкетёры в прокате 1979 года. Трёх мушкетеров" не выпускали год из-за тяжбы авторов с постановщиком. Но единственную копию фильма с успехом возили по Домам кино - в Киев, в Одессу, в Ташкент. Я не мог там быть, но слышал от Хилькевича фантастические речи об убитой наповал публике, о невероятных бурях оваций. Не очень верил, но было приятно   № 22   alvik77  (Москва)  19.11.2010 18:06 Замечательный артист, спортсмен и человек! Однако хотел бы исправить неточность: Владимир Балон никогда не был чемпионом мира по фехтованию, хотя и многого добился в этом виде спорта. Он был кандидатом в сборную СССР, чемпионом СССР среди юниоров по фехтованию на рапирах.  И, кстати, дата рождения Владимира Балона указана неверно, хотя именно такую приводят все источники в Интернете. Дело в том, что юниорский чемпионат СССР, в котором участвовали спортсмены в возрасте до 21 года, он выиграл в 1958 году, следовательно, не мог родиться раньше 1937 года. 

Этим навозным жукам Ходюшину и Сысоеву в 1975 было никак не пробиться на съёмки - не позволяло отсутствие документа об образовании, спортивной квалификации и отзывов о работе в кино в качестве каскадёров. Я всё это им сделал . взяв их с собой на съёмки фильма "Стрелы Робин Гуда", а весной того же года позвал поучаствовать в рекламном ролике Госстраха СССР, где работал постановщиком трюков мой тренер Александр Массарский, а главные роли играли профессора ЛГИТМиК  В.Меркурьев и И.Горбачёв, у которых я работал преподаватлем по трюковой подготовке актёров.




 Анатолий Ходюшин не смог выполнить "подсечку лошади" /из рук вырвался штрабат/ и получил удар копытом задней ноги лошади по голове....увезли его в больницу с сотрясением мозга.....Сцена засады Портоса




 Ходюшин не смог сделать подсечку лошади за Портоса и лошадь чуть не убила его задней ногой по голове. Падать он не умел,а отвечал за это я.