суббота, 5 ноября 2011 г.

Нано-Манкурты


Нано-Демократы ,путём двадцатилетних экспериментов ,используя накопленный поколениями генетиков -инженеров человеческих душ,опыт,используя опыт доктора Джержинского,профессора Павлова, ботаника Тимирязева,Лысенко юнатов Сталина,Ленина,Хрущёва,Брежнева и других видных гуманистов и учёных создали популяцию,не виданную доселе на планете Земля.Да ,если честно,то и на планете Вода,тоже.Возможно,это стало результатом их прескверного образования,полученного ими в советских ВУЗах, без должного контроля со стороны ,профессорско-преподавательского состава,возможность получения дипломов по блату,за взятки,угрозы или ещё какие-нибудь коррупционные связи.Не законное использование газов,растворов,психотропных средств, новейших технологий воздействия телекоммуникаций,изощрённые способы вымывания родной речи из процесса общения,переход на феню и пррррррррр. Но результат превзошёл все ожидания.
Манкурт, согласно роману Чингиза Айтматова «Буранный полустанок» («И дольше века длится день»), это взятый в плен человек, превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину и не помнящее ничего из предыдущей жизни.


Согласно Айтматову, предназначенному в рабство пленнику обривали голову и надевали на неё шири — кусок шкуры с выйной части только что убитого верблюда. После этого ему связывали руки и ноги и надевали на шею колодку, чтобы он не мог коснуться головой земли; и оставляли в пустыне на несколько дней. На палящем солнце шири съёживалась, сдавливая голову, волосы врастали в кожу, причиняя невыносимые страдания, усиливаемые жаждой.

Через какое-то время жертва либо гибла, либо теряла память о прошедшей жизни и становилась идеальным рабом, лишённым собственной воли и безгранично покорным хозяину. Рабы-манкурты ценились гораздо выше обычных.

В романе Айтматова «И дольше века длится день» рассказывается о том, как молодого кипчака Жоламана, сына Доненбая, попавшего в плен к жуаньжуанам, сделали манкуртом. Его мать Найман-Ана долго искала сына, но когда она нашла его, он её не узнал. Более того, он убил её по приказу своих хозяев.
[править] Первоисточник

Чингиз Айтматов "Буранный полустанок" (И дольше века длится день). М., 1981 С. 106 — 107.[1]

«Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишенный понимания собственного Я, манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен. Он никогда не помышлял о бегстве. Для любого рабовладельца самое страшное — восстание раба. Каждый раб потенциально мятежник. Манкурт был единственным в своем роде исключением — ему в корне чужды были побуждения к бунту, неповиновению. Он не ведал таких страстей. И поэтому не было необходимости стеречь его, держать охрану и тем более подозревать в тайных замыслах. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев. С другими он не вступал в общение. Все его помыслы сводились к утолению чрева. Других забот он не знал. Зато порученное дело исполнял слепо, усердно, неуклонно. Манкуртов обычно заставляли делать наиболее грязную, тяжкую работу или же приставляли их к самым нудным, тягостным занятиям, требующим тупого терпения. Только манкурт мог выдерживать в одиночестве бесконечную глушь и безлюдье сарозеков, находясь неотлучно при отгонном верблюжьем стаде. Он один на таком удалении заменял множество работников. Надо было всего-то снабжать его пищей — и тогда он бессменно пребывал при деле зимой и летом, не тяготясь одичанием и не сетуя на лишения. Повеление хозяина для манкурта было превыше всего. Для себя же, кроме еды и обносков, чтобы только не замерзнуть в степи, он ничего не требовал...»



В переносном смысле слово «манкурт» употребляется для обозначения человека, потерявшего связь со своими корнями, забывшего о своём родстве. Слово «манкурт» стало прозвищем, что фиксируется в публицистике[2].

Термин приобрёл особую популярность в Казахстане, Киргизии, Татарстане, Башкортостане, Молдове в качестве презрительной клички для тех, кто равнодушно относится к своей национальной культуре.

Публицист Лилия Вертипорох пишет [3]

Манкурт - это не одесский сержант Швец. Манкурт - это человек, у которого империя удалила сердце и мозги, оставив только желудок. По сути, это продолжение политики культурного геноцида украинцев и фиксации результатов физического геноцида.

Российский журналист, публицист Владимир Соловьев о манкуртизме пишет:[4]

Стало модно пренебрежительно отзываться о своей Родине. Не о правительстве, а именно о Родине. Для меня эти люди не существуют. С ними не о чем говорить. Они - генетическая мутация. Историческая память, уважение к памяти предков - для них пустые слова. Конечно, они дышат, ходят, едят и потребляют. Но людьми для меня не являются - манкурты. Прав был Чингиз Айтматов. Свою ущербность они проявляют агрессией - у них все виноваты, конечно, кроме них самих. Их довольно много и они считают, что количество их оправдывает.


Литература: Википедия


© Copyright: Ник Ващилин, 2011
Свидетельство о публикации №21111050633